Валерий Гартунг: изменения ситуации в худшую сторону не находят отражение в параметрах бюджета

00385903200240Комитет Госдумы по промышленности не поддержал параметры бюджета страны. Проект федерального бюджета отклонили депутаты от КПРФ и «Справедливой России». Положительный отзыв дали пять депутатов от «Единой России». Как заявил первый зампред комитета Владимир Гутенёв, критике подверглись заявленные макроэкономические параметры. Первый зампред комитета Госдумы по промышленности, депутат от «Справедливой России» Валерий Гартунг ответил на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Петра Косенко.

Вы проголосовали «против». В чем заключается ваша солидарная с коллегами-коммунистами позиция?

— Коллега Гутенёв абсолютно правильно отразил нашу позицию: мы не согласны с макроэкономическими показателями, которые заложены в бюджете. Ситуация стремительно меняется в худшую сторону, и эти изменения не находят сейчас отражение. Мало того, мы не увидели, каким образом будут финансироваться, исполняться заявленные ранее госпрограммы по развитию промышленности и ее подпрограммы. Мы увидели несоответствие того, что написано в государственной программе развития промышленности и той, что заложена по финансированию программы.

У нас накопилась масса вопросов правительству, мы бы хотели на них получить ответы в связи с тем, что перед первым чтением мы таких ответов не получили. Наша позиция такова: мы считаем, что в таком виде бюджет не будет способствовать развитию промышленности. Учитывая, что у нас стремительное падение российского производства, напоминаю, у нас в первом полугодии по строительно-дорожной технике падение по отношению к первому полугодию прошлого года уже трехкратное, и мы бы хотели видеть, что будет предпринимать правительство в плане бюджета, финансирования по поддержке обрабатывающих производств. Потому что если сейчас не поддержать живые предприятия, которые имеют рабочие места, нам придется выделять гораздо больше деньг на поддержку безработных и решение социальных проблем.

Мы все помним, что этот трехлетний бюджет появился в те самые «тучные годы», когда все стало хорошо, со второй половины нулевых, насколько я помню. На три года можно было себе позволить хорошо запланировать, был большой профицит бюджета, всегда можно было что-то компенсировать и так далее. Не стоит ли сейчас вернуться к годовому бюджету, как это было раньше?

— Это не имеет значения, потому что прогнозирование и внесение изменений в проект бюджета вносятся ежегодно, как и ранее. Другое дело, что раньше, когда формировался годовой бюджет, горизонт планирования был год, а сейчас он три года.

Мы до конца года запланировать ничего толком не можем, и даже не знаем, какая инфляция у нас в конце года будет, у нас официальные власти разные параметры дают.

— У нас именно такие вопросы и возникают. Мы говорим правительству, что если они заявляют, что сейчас планируют в трёхлетней перспективе, а у них даже в годовом исчислении ничего не получается, то пусть определятся, каким образом они будут оперативно реагировать. Внутри года, даже за квартал ситуация резко меняется, и нам бы хотелось видеть, каким образом правительство будет оперативно реагировать на складывающуюся ситуацию. Не потом реагировать, когда уже упадет производство, а как оно будет реагировать сейчас, когда еще видны тенденции.

Как вы считаете, прислушается правительство к вам? Не получится ли так, что вы отклонили, а на пленарке во втором чтении ваши коллеги все-таки примут? Всё-таки «Единая Россия» имеет большинство.

— У «Единой России» большинство, и они, естественно, будут голосовать так, как считают нужным, но мы не можем заблокировать принятие решения на пленарном заседании. Это не значит, что мы не можем высказать свою позицию. Мы же не просто критикуем, а содержательно критикуем, мы вносим предложения. Я думаю, что сейчас страна не в таком положении, чтобы отмахиваться от конструктивных предложений оппозиции, я думаю, что было бы разумно нас послушать.