Диплом с погонами

С нового учебного года военные кафедры станут доступны для всех студентов. В Думе уверены, что в России нужно создавать мощный резерв, а пример для подражания — Израиль. Это должно избавить вузы от коррупции, а студентов и рынок труда — от нерационального поведения.

352600t81h07b7Горе от ума

В прошлом году Владимир Путин пообещал избавить студентов от призыва, сделав военную подготовку во время учёбы доступной для всех. Сегодня, после массового сокращения военных кафедр, это удел избранных.

Уже в феврале в Минобороны придумали, как это сделать. Первое — расширить существующие военные кафедры и вернуть старые, позволив на них учиться студентам «обделённых» институтов (сейчас они есть в 7% вузов). Второе — обучаться позволят на сержанта и рядового по укороченной программе (полтора-два года, в общей сложности пять-шесть месяцев). Третье и главное — это длительные сборы. Вместо одного месяца — три. Далее — военный билет и зачисление в запас без призыва.

Почти полгода депутаты и чиновники Минобороны вели на эту тему бурные дискуссии, но только сейчас реформу решили закрепить на законодательном уровне. Соответствующий законопроект был внесен в Госдуму 18 июня, а уже 1 июля его приняли в первом чтении.

Как рассказал «Деньгам» соавтор законопроекта депутат Госдумы Владимир Гутенев, единственным спорным вопросом остается продолжительность службы, а также возможность призывать выпускников военных кафедр в мирное время (была запрещена после 2008 года). У Минфина возникли претензии к финансовому обоснованию реформы: на оплату труда возросшего штата преподавателей (в среднем 25 тыс. руб.) в 2014 году потребуется 219,7 млн руб., а в 2015-м и последующих — 1,318 млрд руб. Всего планируется дополнительно нанять почти 4,5 тыс. преподавателей, скорее всего, из бывших кадровых офицеров. Помимо этого, расходы на проведение сборов в 2016 году оценены в 26,651 млрд руб. Однако если выпускники военной кафедры не будут регулярно обновлять знания, эффективность инвестиций в такой резерв с каждым годом будет снижаться.

Беспокойство Антона Силуанова по поводу растущих расходов на армию понятно: до 2020 года на закупку нового вооружения и так планируется потратить 23 трлн руб.— треть ВВП РФ за 2013 год. Однако возмущаться уже поздно. По словам Гутенева, новую технику просто некому будет обслуживать: срочники не «обладают достаточной квалификацией», а контрактников пока всего 220 тыс. человек (27% численности вооруженных сил).

Шалом, Милуим!

Об экономической эффективности мобилизационного резерва говорить трудно, так как армия — институт внеэкономический. По словам Гутенева, в Думе хотят ориентироваться на израильский опыт. Там Активная резервистская служба (Шерут Милуим Паиль) — это органичное продолжение срочной службы в ЦАХАЛе. После двух-трёх лет по призыву еврейские парни и девушки каждый год на месяц уезжают на сборы. Иногда это бесполезная охрана склада, напоминающая наше копание траншеи «от забора до обеда», но в основном патрулирование на передовой.

Эффективность активного резерва очевидна. По рассказам военных, отслужившие израильские пилоты F-15 могут легко работать стоматологами и раз в неделю являться для полётов, бомбить пару террористических баз, а к вечеру возвращаться домой. В результате уровень их подготовки часто выше, чем у российских профессиональных летчиков.

Все это так, но в России воспроизвести израильский опыт вряд ли получится. Для этого нужна преемственность, которой у нас нет. Их армия едина, а наша напоминает пассажирский поезд начала XX века. Первый класс в нём кадровые военные. Второй — служба по контракту, где более или менее сносные условия. Третий — срочная служба, куда лучше не попадать. Военные кафедры и научные роты больше напоминают товарный прицеп, отделенный от остальных пассажиров поезда.

Такое расслоение обусловлено желанием совместить несовместимое. США повезло: у них большая территория, но много денег ($500 тыс. на солдата, 3,5% ВВП). Китаю тоже повезло: у него большая территория, но бедное население, готовое давать взятки, лишь бы их взяли в армию ($66 тыс., 1,8% ВВП). В России с её громадными просторами на одного солдата приходится $73 тыс., 3% ВВП.

В небольших, но развитых странах все проще: у них большие бюджеты, но маленькая армия. В результате Израиль тратит на одного солдата $83 тыс., Великобритания — $316 тыс., Франция — $208 тыс., Германия — $220 тыс., Швейцария — $50 тыс. (нейтральная страна). В 2011 году расходы на одного солдата в России составляли $58 тыс., а в 2007 году (до войны с Грузией) — чуть менее $30 тыс. Как видно, рост был за счёт закупки техники, но не обустройства быта и обучения солдат.

Срочник же, напротив, ресурс относительно дешёвый. Ещё в прошлом году, когда Украина переходила на контрактную армию, местные журналисты подсчитали, в какую сумму обходится питание рядового-призывника в день — 42 гривны (122 руб.). В России — 207 руб. Для сравнения, в киевском зоопарке питание шимпанзе, который весит примерно столько же, сколько среднестатистический солдат,— 80 кг, обходилось в 98 гривен в сутки (285 руб.).

Неудивительно, что в российскую армию попадают парни, которым нечего терять «на воле». Сравнение с тюрьмой не случайно: из-за преобладания бывших детдомовцев нравы в армии царят самые что ни на есть суровые. К тому же, когда источником патриотизма является государство, исторически отделённое от общества, у россиян инстинктивно возникает чувство недоверия.

«Качественная социология показывает, что, когда в семье рождается мальчик, думать о том, как отмазать его от армии, начинают ещ1 до его рождения, сразу после результатов УЗИ,— пишет декан экономфака МГУ Александр Аузан в книге «Экономика всего».— В этом случае вы понимаете, что правило существует, и оно обладает такой зловредной устойчивостью, что даже через 20 лет, скорее всего, будет призыв, причём в такую армию, где человек не является ценностью».

Призывной дисбаланс

Чтобы попасть в эту «прицепную» армию, российские школьники и их родители ведут себя экономически нерационально: тратят деньги на взятки и поступают в частные вузы, которые дают отсрочку от армии на четыре-шесть лет, но не позволяют обрести качественную профессию. По всей Москве развешана реклама Московского технологического института (бывший Всемирный технологический университет), которая призывает школьников любить биологию, математику и физику, потому что это «нравится девочкам». Куда эффективнее было бы их пугать солдатскими сапогами.

По данным депутата и военачальника Виктора Заварзина, на военном учёте состоит чуть более миллиона студентов. Каждый год дипломы получают около 195 тыс. человек, но в армию призываются только 60-70 тыс. (35%). Остальные либо имеют другие отсрочки, либо ждут «выигрыша» в лотерею до 27 лет в надежде, что «старики» военным не нужны. В распоряжении военкоматов есть не поступившие в вузы школьники (ежегодно около 90 тыс.), а также выпускники ПТУ (в 2012 году — 484 тыс.).

Когда-то военная кафедра тоже не давала гарантии — призывали все равно. Потом от такой практики отказались, и спрос на военные кафедры вырос. При этом количество мест почти всегда было ограничено: для поступления в этот «вуз в вузе» требовалось не только проходить медкомиссию, но и сдавать полноценные экзамены. Однако на практике вопросы стали решаться с помощью взяток.

По оценкам Заварзина, сейчас на военных кафедрах по всей России обучается 17 тыс. студентов (на одном курсе при двухлетнем обучении, соответственно, 8,5 тыс.). Получается, что потенциальный конкурс на место, если считать претендентами всех парней на одном курсе университета,— 20-24 человека.

Наконец, наличие военной кафедры в вузе ставит его в неравные конкурентные условия с институтами, в которых нет военного обучения. Конкурс в последние падает, что вынуждает их снижать требования к студентам и, соответственно, качество образования.

«Не секрет, что проблема поступлений в вузы и псевдовузы связана с проблемами армии, проблемами получения отсрочек,— говорил ректор РАНХиГС Владимир Мау на встрече с Сергеем Шойгу.— Решение, о котором идёт речь, практически снимает эту проблему».

По идее, реформа должна выправить ситуацию и заставить школьников вести себя более рационально, что для экономики, конечно же, хорошо. По словам Гутенева, реформа не устранит конкурс окончательно, но он должен снизиться до трёх претендентов на место. Такая цель достигается уже в этом году, следует из финансово-экономического обоснования к законопроекту: по новым правилам планируется принять 53,3 тыс. человек — 10,6 тыс. офицеров запаса, 15 тыс. сержантов и 27,7 тыс. солдат. Если верить планам Сергея Шойгу, согласно которым в будущем сборы должны будут проходить 160 тыс. студентов, то конкурс и вовсе может исчезнуть. А вместе с ним и проблема призыва.

Военная подготовка в гражданских вузах за рубежом

СТУДЕНТЫ ЗАПАСА

Более 1000 гражданских вузов США сотрудничают с Корпусом подготовки офицеров запаса. В 2012 году участниками программы числилось более 53 тыс. человек. Обучаются граждане США обоих полов с 17 лет (к концу программы им должно быть не больше 27 лет), без судимости, прошедшие тесты по физподготовке и медкомиссию. Успешным курсантам платят до $5 тыс. в год, а также полностью или частично компенсируют расходы на высшее образование (до $40 тыс. в год). Полный цикл обучения составляет четыре года: первые два занимает обязательная базовая подготовка, третий и четвёртый — специализированная. В среднем в неделю для офицерских курсов выделяется один день. Минимум один раз курсантов отправляют на летние сборы продолжительностью в среднем четыре недели. По завершении программы её участники получают младшее офицерское звание. Прошедшие только базовую подготовку и не получавшие стипендию могут дальше не служить, остальные подписывают контракт на срок от четырех до десяти лет. Подготовка одного офицера запаса без учета стипендии в среднем обходится в $68 тыс.

В Великобритании подготовкой военных кадров занимаются более чем в 100 университетах и колледжах. Процесс координирует Корпус университетской подготовки офицеров. Студентов готовят к службе только в сухопутных войсках. В 2011 году в программе числилось более 4 тыс. кадетов. Курсы рассчитаны на юношей и девушек не старше 25 лет, сдавших тесты на физподготовку и прошедших медобследование. Поступить на них могут граждане и подданные любой страны Содружества наций. Программа длится три года. Всем участникам выплачивают стипендию от £115 до £240 в неделю в зависимости от курса и нагрузки, кроме того, им полагаются разовые выплаты до £1500 в год. Занятия (теоретические и практические) обычно проводятся раз в неделю. Сборы проходят дважды в семестр по выходным и каждое лето в течение двух недель. Выпускники обычно получают звание второго лейтенанта, дальнейшая служба не обязательна. В год на программу выделяется около £30 млн.

Пройти курс резервистов можно в большинстве вузов Таиланда. В 2013 году в программе принимали участие 300 тыс. студентов. Претендент (допускаются оба пола) должен быть подданным этой страны, иметь крепкое здоровье и демонстрировать высокую успеваемость. Максимальный возраст соискателя — 21 год. Стандартный курс длится три года. На занятия выделяется один день в неделю, раз в год проводятся сборы продолжительностью несколько дней. Выпускник получает звание сержанта и освобождается от двухлетнего призыва. Если студент не справился с базовой программой, ему сокращают срок обязательной службы. Расширенный курс длится пять лет, его выпускники становятся вторыми лейтенантами.

По материалам «Коммерсанта».

Владимир Гутенев: «Нужен закон о защите персональных данных»

17 июня Комитет Совета Федерации по экономической политике поддержал законопроект депутата Госдумы Владимира Гутенёва, направленный на обеспечение защиты служебных сведений и персональных данных от возможных действий технической разведки посредством использования недекларированных возможностей мобильных телефонов сотовой связи.

Недекларирован_MG_0744ные возможности в программном обеспечении либо компонентной базе современных моделей мобильных телефонов серьёзно облегчают работу представителям технической разведки. Получить доступ к хранящимся в памяти мобильного устройства данным, контролировать местоположение абонента или дистанционно управлять функциями сотового телефона можно даже, когда аппарат выключен. Именно поэтому законопроект должен урегулировать чрезвычайно важный вопрос сохранения информации, которая обеспечивает политическую и экономическую безопасность страны. «Разоблачения Эдварда Сноудена в очередной раз подтвердили то, что мы живём в достаточно сложной среде, и относиться к информации, особенно при использовании мобильных устройств, необходимо крайне осторожно», – пояснил первый зампред Думского Комитета по промышленности, первый вице-президент СоюзМаш России Владимир Гутенев.

Напомним, автор законопроекта предлагает ввести запрет на использование средств мобильной связи с установленным программным обеспечением, не прошедших в установленном порядке сертификацию и не получивших подтверждение о соответствии требованиям безопасности информации, государственным служащим при исполнении ими должностных обязанностей. Аналогичный запрет устанавливается для членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы. «То есть, для тех, чья деятельность, так или иначе, связана с передачей информации, представляющей если не государственную, то коммерческую или политическую тайну», – подчеркнул депутат, ответив, что законопроект ни в коем случае не запрещает использование мобильных телефонов всемирно известных брендов в повседневной жизни, а только вводит обязательное условие для их применения.

Законопроект Гутенева в Совете Федерации вызвал достаточно бурную дискусcию. Наряду с безусловной поддержкой проекта закона и положительным решением Комитета по экономической политике, сенаторы, по мнению Владимира Гутенева, озвучили несколько важных тезисов. Первый о том, что периметр действия закона стоило бы расширить, поскольку вопросы информационной безопасности не замыкаются на мобильных телефонах и средствах радиосвязи. Как заявили сенаторы, существенную угрозу представляет компьютерная и иная техника. Кроме того, сенаторы посчитали странным, что темой информационной безопасности в большей степени обеспокоены депутаты, нежели Правительство России.

На первом заседании секции с участием зампреда Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Анатолия Бондарука, директора Департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга России Сергея Хохлова и представителей отечественных промышленных предприятий первый зампред Думского Комитета по промышленности, первый вице-президент СоюзМаш России Владимир Гутенев выразил мнение, что в настоящее время чрезвычайно важно найти разумный баланс между импортозамещением и международной кооперацией в радиоэлектронной промышленности: «Прекрасно понимая объемы внутреннего рынка, мы не сможем обеспечить выпуск конкурентоспособной по ценам продукции, поскольку серии по большинству направлений не столь большие. Сейчас важно стремиться к тому, чтобы комплектующие позволяли создавать доверенное оборудование с отсутствием недекларированных возможностей. В этой связи чрезвычайно актуальными становятся вопросы безопасности использования вооружений и военной техники и объектов критической инфраструктуры».

Прежде всего, считает депутат, российскому радиоэлектронному комплексу необходимо обеспечить безопасность использования электронной компонентной базы. Первый шаг в этом направлении уже сделали представители СоюзМаш России, разработав законопроект о маркировке военной продукции и техники, предназначенной для использования на объектах критической инфраструктуры, таких, как, например, гидроэлектростанции и атомные электростанции. Кроме того, маркировка даст возможность бороться с контрафактом и вторичным использованием списанного оборудования.

 

Владимир Гутенев награждён Почётным знаком Самарской губернской думы «За служение закону»

За плодотворное взаимодействие в сфере законотворчества и в связи с 20-летием Самарской губернской думы первый зампред Комитета Госдумы РФ по промышленности, первый вице-президент СоюзМаш6896734aa38fbd932df53fdce3dfdc5a России Владимир Гутенев награждён Почётным знаком «За служение закону».

Самарскую область в Государственной думе 6-го созыва представляют 8 депутатов. Но лидерами по количеству внесённых на рассмотрение законопроектов являются два парламентария – Александр Хинштейн и Владимир Гутенев, авторству которого принадлежат 92 разработанных законопроекта.

«Пример продуктивного и эффективного взаимодействия парламентариев федерального и регионального уровней — принятый на этой неделе депутатами Государственной думы закон «Об исчислении времени в Российской Федерации». Став представителем Самарского региона в нижней палате российского парламента в 2011 году и встречаясь с избирателями, практически на каждом приёме граждан слышал просьбы о возврате на сезонный перевод стрелок часов либо переходе на зимнее время. Для жителей это принципиальный вопрос. В этой связи мной был инициирован соответствующий законопроект. Затем появилась ещё одна законодательная инициатива, которая в более полной мере учитывала особенности всех регионов. После объединения усилий, учтя поправки, поступившие из регионов, в том числе из Самарской области, мы наконец решили этот важный для российских граждан вопрос», — сказал Владимир Гутенев.

Депутат особо отметил, что за принятым решением стоит прежде всего экономическая целесообразность, а так как наша страна традиционно была сильна регионами, их развитие должно быть главным приоритетом в деятельности законодателей.

Всё идет по плану

Президент Владимир Путин подписал федеральный закон «О стратегическом планировании в РФ», обязав федеральные, региональные и муниципальные власти ориентироваться на долгосрочные приоритеты в социально-экономическом развитии. Законопроект предусматривает координацию управления на всех уровнях, согласованной должна быть и бюджетная политика. Сейчас далеко не все субъекты создают свои стратегии развития до 2030 г., сказать, что стратегическое планирование осуществляется на федеральном уровне, тоже нельзя – экономисты неоднократно указывали на неспособность правительственных ведомств спланировать даже трёхлетний бюджетный период. Отсутствие взаимоувязки между государственными и региональными программами приводит к срыву их исполнения, что в условиях необходимости ускоренного развития территорий – Крым и Севастополь, Дальний Восток, Арктика – недопустимо. Кроме того, российская экономика подвергается все новым санкциям со стороны Запада.

Job-Hunting-Game-PlanЭксперты считают разговоры о возрождении советского института Госплана преждевременными: запустить систему, подобную той, что существовала при Совете Министров СССР, невозможно из-за разбазаривания государством большей части предприятий, а также отсутствия кадров, способных разрабатывать планы. Другая серьёзная проблема законопроекта – отсутствие в нём указаний на конкретные действия по подъёму экономики.

Стратегическим стало ежегодное послание президента РФ Федеральному Собранию, оно будет базисом для разработки других документов стратегического планирования. В их перечне: стратегии социально-экономического развития РФ и макрорегионов, субъектов и муниципальных образований, отраслевые документы, основные направления деятельности правительства, госпрограммы. Вводятся и новые долгосрочные документы – стратегический прогноз и прогноз научно-технологического развития страны, разрабатываемые сроком на 12 лет.

По словам законодателей, основной целью проекта является рост российской экономики. Первый заместитель председателя комитета Госдумы по промышленности Владимир Гутенёв отмечал, что проект станет основой для построения системы социально-экономического развития России.

«Особо актуальным оно становится в нынешних условиях, когда проблема импортозамещения приобретает ключевое значение для национальной экономики. Поэтому закон, положения которого направлены на формирование долгосрочного сценария развития, поддержку отечественного товаропроизводителя и высокотехнологичных производств, создание внутренней конкурентной среды, жизненно необходим», — сказал он.

На поддержку отечественных производителей будут работать межотраслевые стратегии. Планирование в производственных секторах экономики отсутствует, говорили эксперты Московского экономического форума. А возрождение функций госпланирования, в том числе стратегического, с конкретным расчетом финансов и инвестиций на 10 и 15 лет, они назвали одним из рецептов возрождения российской экономики.

Политконсультант Анатолий Вассерман отмечает, что закон, в случае его исполнения всеми уровнями власти, способен обеспечить повышение эффективности хозяйствования всей страны как единого целого. Однако для жёсткого планирования у государства недостаточно ресурсов, говорит он.

«Тому уровню планирования, который предусмотрен новым законом, пока ещё очень далеко до того, что было у нас в советское время. В СССР практически все предприятия либо принадлежали государству в полном объёме, либо работали в очень тесной связке с государственными предприятиями. Например, колхозы, которые очень активно развивались в эпоху Иосифа Сталина, но были национализированы при Хрущёве, хотя и принадлежали всем своим сотрудникам на правах коллективной собственности, очень активно взаимодействовали с государственными предприятиями самых разных форм. Это единство собственности на большую часть производственных ресурсов и работа частных ресурсов с государственными позволяли не просто планировать, а быть более или менее уверенными в том, что план сработает. Сейчас, когда производственные мощности в основном разделены между очень многими собственниками и государство напрямую контролирует лишь незначительную их часть, такой уровень планирования невозможен», — рассказал Анатолий Вассерман Накануне.RU

Эксперт отмечает, что сегодня государственные компании зависят от частных партнеров, а обязать частные компании работать в рамках заданного плана невозможно. Потому нынешние планы, скорее «сборника пожеланий», и их исполнение не гарантировано. Госплан как орган представлял собой сеть государственных плановых комиссий, который работали в областях, районах и городах. Сейчас у органов госуправления нет ни кадров, ни институтов, чтобы вести такую работу, считает экономист Михаил Делягин.

«Сам закон без соответствующей организационной работы – это благое пожелание, которых уже было много. То, что Путин подписал этот закон и «продвигает» его через Государственную думу – это очень хорошо, но это ещё в позднем Советском Союзе выяснилось, что решения сами собой не исполняются. Мало принять решение, надо добиться его исполнения. Стратегическое планирование существенно повышает эффективность экономики, но нужно, чтобы им занимались. Это будет зависеть от того, будет ли президент следить за исполнением закона», — поделился своим мнением с Накануне.RU Делягин.

Эксперты предполагают, что комплексный взгляд на систему производства на самом деле должен привести к созданию государственных монополий, укрупнению предприятий. Но наращивание масштабов производства ограничивают растущая вычислительная сложность планирования в большом хозяйстве и возможности управленцев.

«Сейчас укрупнение производств и создание монополий ограничено возможностями управленцев. Это значит, что, с одной стороны, новый закон тоже будет применяться в тех пределах, в которых хватит возможностей управленцев, но, с другой стороны, проработка самого процесса управления улучшит возможности работы управленцев и позволит увеличить эффективность производства. Когда каждый управленец планирует только деятельность вверенного ему хозяйства, рассматривая всё остальное как источники неведомых помех со стороны, эффективность его работы ограничена. Если он может согласовывать свои действия не только с ближайшими партнерами по технологической цепочке, но представлять себе, что происходит во всей цепочке, он может принимать обоснованные решения с меньшей затратой сил и большей точностью. А единый план даёт сведения о том, что происходит во всей технологической цепочке. Поэтому, когда заданы хотя бы плановые ориентиры, это уже способствует существенному повышению управленческой работы», — говорит Анатолий Вассерман.

По его словам, консолидация всех средств производства в одних руках потребуется к 2020 г. при переходе к точному планированию. Сейчас используются только приблизительные методы с разными степенями погрешности, говорит он, так как мощности мирового компьютерного парка недостаточно для планирования производства в реальном времени.

По просьбе Накануне.RU с проектом ознакомился экономист, бывший заместитель председателя Счетной палаты РФ Юрий Болдырев. Он счёл законопроект пустым. Закон на 50 страниц всерьёз никого ни к чему не обязывает, сказал он.

«Если вы захотите объяснить людям, как добраться из Химок в Кремль, вы можете им задать направления и ограничения: налево не поворачивай, направо не поворачивай, держись того-то. Это займет четверть странички. И адекватный закон о системе стратегического планирования мог бы занимать полторы-две, максимум, пять, страниц. Но можно объяснить путь из Химок в Кремль по-другому: три шага, четвертый шаг короче, пятый шаг направо… И так, пошагово, бессмысленно и абсурдно расписать всю дорогу. Похоже, люди, составлявшие законопроект, брали и переписывали учебники – первые пять страниц закона – одни определения. Такое чувство, что люди искусно имитировали деятельность», — проводит аналогии Юрий Болдырев.

Он отмечает, что проект можно рассматривать лишь как методическое пособие для обучения тех, кто, может быть, когда-нибудь будет связан со стратегическим планированием. Но для «полувоенной» ситуации нужны чёткие указания и ясные, однозначно читаемые законы.

«В период, когда, образно говоря, нужно танки и пушки выдвигать на передовую, принимают законы о том, как нам вместе когда-нибудь запланировать, чтобы к следующей избирательной компании 2018 г. мы бы занялись подготовкой станин для производства пушек. Об этом говорит наличие переходных положений: все старые программы остаются, прежний закон о государственном прогнозировании теряет силу, и, не торопясь, к 2018 г. можно наконец подготовить что-то конкретное. Мягко говоря, неторопливость неуместна в сложившейся ситуации», — оценивает положения закона Болдырев.

В законе сказано, что федеральные целевые программы будут действовать до окончания срока. Так, например, программа «Культура России» закончится только в 2018 г., стратегия развития отечественного станкостроения прописана до конца 2016 г., транспортной системы – до 2020 г., до этого же года рассчитаны ФЦП по развитию села. Отсюда вопрос, что реально изменит закон?

Менять подходы к планированию необходимо, говорят эксперты. К этому подталкивают и множественные экономические санкции, список которых в перспективе будет расширяться.

«Нужно отказываться от показателей ВВП и переходить к показателям содержательного наполнения экономики. С учётом того, что мы долгосрочно будем под теми или иными санкциями, пора переходить к критериям относительной независимости или, как минимум, сбалансированности зависимостей нашей национальной экономики. Если бы вместо этого пухлого закона была бы написана система критериев, по которой оценивались движение или деградация экономики, от этого была бы польза. Все должны очень стараться, работать, выпускать эти документы и стратегии, которые можно было бы написать и без этого документа. Если вопрос заключается в том, чтобы дать указания исполнительной власти, так они могли быть даны в виде четкого указа президента», — говорит Болдырев.

Ожидать скорых результатов от нового федерального закона не стоит. Согласно проекту, только к 2015 г. появится план подготовки документов стратегического планирования, а до 1 января 2016 г. должны быть разработаны нормативные правовые документы для регламентации планирования и создан федеральный реестр всех документов. Ещё через год предписано разработать новые стратегии, однако документы стратегического планирования, принятые до дня вступления в силу ФЗ, будут действовать до окончания срока.

Тренд хуже некуда

В Государственной думе состоялось заседание экспертного совета по автомобильной промышленности при комитете ГД по промышленности.

268274_gosudarstvennaya_duma

Все выступавшие были едины в том, что ситуация в отрасли и, прежде всего, в сфере коммерческого транспорта, сложилась критическая.

Открывшая заседание член комитета ГД РФ по промышленности, председатель экспертного совета Альфия Когогина подчеркнула, что общий настрой автопроизводителей, их оценку происходящего сегодня на российском автомобильном рынке иначе как пессимистическими не назовешь. И, конечно, для этого есть объективные причины. Определяющими среди них, по её мнению, являются снижение темпов роста экономики, влияющее, в свою очередь, на потребительский спрос, неотрегулированность (завышенных) ставок в автомобильном кредитовании, а также отсутствие должного внимания к проблемам отрасли со стороны правительственных структур.

Выступивший следом первый заместитель председателя комитета ГД РФ по промышленности, первый вице-президент Союза машиностроителей России Владимир Гутенёв заметил, что, безусловно, сегодняшнее состояние дел в автопроме удручает, да и ближайшая перспектива особо радужной не выглядит.

Можно, конечно, по его словам, ссылаться на «турбулентность» в мировой экономике и другие всем известные негативные факторы, но, тем не менее, на данном этапе очень важно не допустить резкого сокращения объёмов производства, падения финансирования, в том числе заработной платы, сокращения численности занятых на производстве.

Не отличались оптимизмом и выступления представителей ведущих компаний-производителей. В частности, начальник управления по взаимодействию с федеральными органами государственной власти ОАО «АВТОВАЗ» Александр Виноградов, отмечая всю сложность сложившейся ситуации, заявил о необходимости государственной поддержки.

Для такой компании как наша, отметил он, падение продаж всего лишь на 1% может привести к потере мест для двух тысяч человек. Производство сегодня находится в состоянии стагнации, о росте продаж говорить не приходится. Сборка автомобилей по контракту позволяет более-менее держаться на плаву, но такое положение дел не может долго сохраняться.

Всё, что сегодня содействует, в том числе субсидии, кредитование, – развитию отрасли, безусловно, необходимо, но кардинальным решением, как подчеркнул докладчик, многих проблем отрасли могло бы стать обновление авторынка. А для этого потребуется тщательно проработанная – с участием экспертов и представителей госструктур – программа, которая выведет на новый уровень как легковой, так и грузовой автотранспорт.

О множестве накопившихся проблем в сфере производства и продаж говорила и вице-президент по внешним связям ООО «УК «Группа ГАЗ» Елена Матвеева. Несмотря на инвестированные в развитие производства 20 млрд. рублей за последние 2 года, спад, как подчеркнула она, предотвратить не удалось.

Продолжается снижение продаж легкого коммерческого транспорта – даёт себя знать существенное сокращение потребительского спроса. И, что самое неприятное, какой из сегментов авторынка ни возьми, везде наблюдаются негативные тенденции: продолжается, набирая обороты, старение коммерческого автотранспорта, происходит сокращение рынка автобусов и т.д.

— Поэтому сейчас, как никогда, – заметила Елена Матвеева, – коммерческая техника нуждается в «переломе» существующего тренда. Настало время для проведения актуализации и модернизации всех основных существующих в отрасли инструментов.

Необходимость принятия срочных мер не просто назрела. Так, общее снижение объемов реализации ГАЗ за шесть месяцев составило 28%. Свою роль здесь сыграли необходимость снижения сверхнормативных остатков в дилерской сети, падение продаж на Украине и в Беларуси.

И есть основания предполагать, что падение рынка LCV за 6 месяцев составит 16%.

Рынок коммерческих автомобилей, заметила докладчица, в отличие от рынка легковых авто, так и не вышел на докризисные объемы. Основными факторами, ограничивающими его рост, являются изменение (укрупнение) бизнеса и сокращение сегмента малого бизнеса в структуре экономики.

Доля последнего, являющегося основным покупателем легкой коммерческой техники, достаточно низкая и продолжает снижаться. В 2012-2013 годах многие предприятия малого бизнеса были вынуждены закрыться  из-за изменений в налоговом законодательстве.

В этом ряду также находится и отсутствие роста в «недобывающих» отраслях (общий рост ВВП менее 4%), которое приводит к сокращению рынка коммерческих автомобилей.

Способствует дальнейшему падению рынка коммерческих автомобилей и усугубляющаяся с каждым днем экономическая нестабильность в стране.

В выступлениях представителей компаний Соллерс, Рено, КАМАЗ также, так или иначе, присутствовала такая же далеко не радостная оценка существующего положения дел.

Но, что следует отметить, каждый из выступающих предлагал (при своём видении ситуации) варианты решения по выходу из лабиринта создавшихся проблем.

Комплекс необходимых мер для вывода отрасли из тупика предложил директор департамента транспортного и специального машиностроения Минпромторга России Александр Морозов. Он обобщил все наиболее актуальные вопросы и предложения по их решению, поступившие от участников Экспертного совета.

Последние согласились с тем, что чётко сформулированные и структурированные требования экспертного сообщества будут способствовать изменению негативной тенденции в отрасли. И, соответственно, окажут положительное воздействие на достижение целевых показателей стратегии автомобильной промышленности, следствием чего будет повышение ее конкурентоспособности.

По материалам новостного портала грузоперевозок Transler.

Стратегия «Троттера»

Машиностроительный комплекс КБР четверть века назад был представлен рядом крупных предприятий, на которых трудились тысячи жителей республики, в том числе высококвалифицированные инженеры, конструкторы, специалисты рабочих профессий. Выстояв в период экономических трудностей, отрасль получает новый импульс развития в настоящее время.

992957
Машиностроение определено в качестве одной из ключевых сфер политики социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа, о чём 1 июля говорилось на прошедшем во Владикавказе совещании, которое провёл Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев.

Машиностроительный завод «ТРОТТЕР» (г. Чегем) – молодое предприятие, своим возникновением и деятельностью подтверждающее жизнеспособность отрасли. Оно возрождает интерес молодого поколения к освоению инженерных и рабочих профессий.

– В 2006 году группой единомышленников была поставлена достаточно амбициозная для того времени задача – освоить выпуск транспортных средств в республике, – рассказывает заместитель директора завода, член Союза машиностроителей России Анзор Тхамоков. – В период становления производства мы сделали акцент на сотрудничестве с ведущими зарубежными и отечественными автомобилестроителями, научно-исследовательскими институтами. Это позволило в короткий срок создать полноценное машиностроительное производство, технологический уровень которого соответствует международным стандартам.

Формировавшиеся на протяжении ряда лет парк технологического оборудования и трудовой коллектив стали основой для освоения производства специальных и специализированных транспортных средств – самосвальных полуприцепов, полуприцеп-тяжеловозов, контейнеровозов и другой техники.

«ТРОТТЕР» – единственное предприятие на юге России, выпускающее полуприцеп-цистерны для перевозки сжиженных углеводородных газов. Это особая гордость заводчан. Такая техника эксплуатируется на опасных производственных объектах во многих регионах Российской Федерации.

Всё это было достигнуто существенными усилиями коллектива предприятия, для обеспечения стабильного выпуска продукции потребовалось преодоление многих проблем. И сегодня производство требует приложения усилий и ресурсов, но завод является стратегически важным объектом в плане экономических и социальных перспектив. Это и новые рабочие места, и формирование качественных трудовых ресурсов, стимулирование научной деятельности.

Специалисты относят «ТРОТТЕР» к числу ведущих производителей спецавтомобилей, прицепной техники и ёмкостного оборудования. Продукция машзавода поставляется в различные регионы России, страны ближнего и дальнего зарубежья. Наличие на предприятии собственного конструкторского бюро и широкие технические возможности оборудования позволяют осваивать новые виды продукции, выполнять индивидуальные заказы.

В настоящее время в стадии внедрения в производство находится ряд новых видов продукции: автобетоносмесители и цементовозы, тентованные и бортовые полуприцепы, машины для перевозки зерна, цемента.

Основной принцип деятельности предприятия – европейское качество по Российским ценам.

– Система контроля качества продукции соответствует требованиям  межгосударственного стандарта ISO 9001-2011, – поясняет Анзор Тхамоков. – Каждое изделие проходит строгий контроль качества, на всю продукцию предоставляется гарантия. Для нас принципиально важно, чтобы марка «ТРОТТЕР» свидетельствовала о высоком качестве автосредств и удобстве их эксплуатации.

На заводе создан профессиональный коллектив инженеров и рабочих, в основе которого – молодёжь и люди среднего поколения, что, по словам А. Тхамокова, заключает в себе настоящее и будущее завода. Кадровая политика предприятия направлена на возрождение интереса молодых людей к специальностям технического профиля – инженерным и рабочим профессиям. Не менее важным аспектом кадровой политики является материальное стимулирование персонала.

Завод участвует в социально ориентированных проектах, связанных с поддержкой спорта, оказанием спонсорской помощи. В 2013 году «ТРОТТЕР» принят в отраслевое объединение работодателей «Союз машиностроителей России», куда входит большинство профильных предприятий, учебных и научных учреждений. Руководство предприятия убеждено, что создание на базе завода Кабардино-Балкарского регионального отделения этой организации придаст новый импульс общественной деятельности предприятия, расширив её масштабы до уровня региона.

По материалам «Кабардино-Балкарской правды».

Официальный сайт регионального отделения