ЕАЭС важен с точки зрения независимости стран, считает Гутенев

Президенты России, Белоруссии и Казахстана подписали в четверг в Астане договор о создании с 1 января 2015 года ЕАЭС.

Создание Евразийского экономического союза важно не только с точки зрения развития экономики, но и независимости России, Белоруссии и Казахстана, считает первый зампред комитета Госдумы по промышленности Владимир Гутенев.

Президенты России, Белоруссии и Казахстана подписали в четверг в Астане договор о создании с 1 января 2015 года ЕАЭС.

«Подписание договора ЕАЭС — долгожданное и грандиозное событие в истории не только России, Казахстана и Белоруссии, а также многих стран, которые входят в ближайшее российское окружение. Закрепление формата такой тесной интеграции в сегодняшних геополитических условиях с присущими евроатлантистам двойными стандартами является важным не только с точки зрения развития экономики, но и независимости всех наших стран», — сказал журналистам Гутенев.

Он отметил, что в зависимости от наукоемкости и сложности продукции необходимы определенные объемы рынка.

«Можно иметь собственную автомобильную промышленность, но рынок должен быть объемом не менее 60-80 миллионов (человек), можно иметь собственную легкую промышленность, но рынок должен быть не менее 30 миллионов, но для мощного судостроения и космического комплекса емкость рынка должна быть не менее 250-300 миллионов — для того, чтобы претендовать на внешнюю экспансию», — сказал депутат.

Как ранее сообщалось, создание союза выводит страны-участницы на более высокий уровень интеграции. Три государства берут обязательства гарантировать свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, осуществлять согласованную политику в ключевых отраслях экономики: в энергетике, промышленности, сельском хозяйстве, транспорте. Таким образом, завершается формирование крупнейшего общего рынка на пространстве СНГ с населением 170 миллионов человек, который станет новым мощным центром экономического развития.

По его мнению, объединение России, Белоруссии и Казахстана, а также перспектива присоединения к их союзу других стран, причем не только бывшего СССР, позволит с блеском решать эти задачи. «Можно только поприветствовать, что русский народ на внешние угрозы способен не только консолидироваться, но и принимать конкретные решения, кардинальным образом меняющие мировой пасьянс», — заключил Гутенев.

Хотим больше Москвы

Почему итальянские рестораны в столице лучше, чем в Италии?

«Наши встречи в Риме показали огромный интерес итальянского бизнеса к российской столице», — сообщил в Милане министр внешнеэкономических и международных связей Москвы Сергей Черемин. Именно здесь, в деловой столице Италии, проходила заключительная часть «Дней Москвы в Риме и Милане».

Аншлаг был и в Palazzo Turatti, куда на «Деловой форум по сотрудничеству Москва — Милан 2014. Вызовы, решения и перспективы» аккредитовались представители 200 предприятий. И это не удивительно, так как Россия для Италии, по общему мнению всех выступавших представителей бизнеса, является ключевых партнером. Это подтверждает и статистика: Италия, занимавшая прежде пятое место среди зарубежных партнеров нашей страны, в прошлом году продвинулась на четвертую позицию. Сейчас же, полагает Клаудио Ротти, вице-президент технического и научного комитета по интернационализации, работающий в России с 1992 года, самое время заглянуть в будущее. Вице-мэр Милана Франко Д’Альфонсо выразился еще определеннее: «Хотим больше Москвы», — заявил он, выступая на форуме. Интерес миланских властей понятен. Поток туристов в их город достиг за 2013 год 7-ми миллионов

человек, сейчас турпоток растет на 20-30 процентов ежегодно, «причем, во многом благодаря именно россиянам: русские вытеснили с первого места даже американцев».

Туристов же в нашей стране, как известно, больше всего как раз из Москвы, как сообщил Сергей Черемин. Средний доход на душу населения самый высокий в стране — 30 тысяч долларов в год. Это хорошая основа и для спроса на самые разнообразные товары, что немаловажно для Милана — мировой столицы моды, дизайна и косметики. Не случайно товарооборот Москвы с Миланом стабильно прирастает на 10 процентов для обеих сторон. «А итальянские рестораны в Москве не редко даже лучше, чем в самой Италии, — заметил Черемин. — Что впрочем, понятно, ведь к нам приехали самые лучшие повара вашей страны». В целом же, по его словам, более тысячи итальянских предприятий, половина из которых родом тоже из Милана, работают сейчас в Москве. И, как отметил вице-президент Московской торгово-промышленной палаты Сурен Варданян, ни одна из них не собирается сворачивать свой бизнес, несмотря на неблагоприятные международные условия и постоянно звучащие угрозы экономических санкций для России. На это есть и вполне объективные причины — по общему признанию итальянцев, их внутренний рынок сейчас переживает спад.

Лючия Тайоли, глава прогнозного центра Италия — Россия, обращаясь к своих соотечественникам, объяснила, что в интересах развития своей страны и дальше нужно делать ставку на Россию: «Ее стабильная экономическая ситуация, — говорила она, важное условие для прямых инвестиций в Россию. К тому же надо иметь в виду, что российская экономика все время демонстрирует прирост пусть более низкий, чем в Китае, но более высокий, чем средний в мире. И хотя на 2015-2016 годы ожидается его небольшое снижение, затем, по данным итальянских институтов, вновь произойдет рост существенно более высокий, чем в экономике других стран».

Внятное представление получили миланские предприниматели и о конкретных точках приложения их сил в Москве и в Росси в целом. Их много — развитие транспортной инфраструктуры, строительство недвижимости в Новой Москве, отели в исторической части города. Эти проекты уже развиваются, а впереди немало и новых. В частности, как сообщил первый заместитель председателя Комитета Госдумы по промышленности Владимир Гутенев, наша страна приступила к перевооружению промышленности. Следовательно, в ближайшее время будет востребован отложенный спрос на станки, инструменты и высокотехнологичное оборудование, что крайне интересно для Милана — важнейшего мирового центра по их производству. Россия же, в свою очередь, одна из немногих европейских стран не перекрывает доступ иностранцам к госзаказу. Это открывает перед миланскими промышленниками заманчивые перспективы, сказал Владимир Гутенев: «Только для реорганизации оборонки запланировано закупить оборудования на 3 триллиона рублей или сто миллиардов долларов США».

«Так что занимайте нишу, господа, на нашем рынке», — призвали москвичи миланских партнеров.

Российские корабелы откажутся от импорта. Для Минпромторга подготовили программу импортозамещения судовых материалов и комплектующих

ФГУП «Крыловский государственный научный центр» по заданию Минпромторга подготовило предложения по локализации в России военного и гражданского судостроения. Согласно документу (имеется у «Известий»), до 2020 года в нашей стране нужно начать производство более 600 видов узлов и агрегатов. Сейчас отрасль зависима от более конкурентоспособной иностранной продукции — прежде всего немецкой, норвежской и американской.

В ответе Крыловского центра на запрос замдиректора департамента судостроительной промышленности Минпромторга Бориса Кабакова о возможном ущербе отечественному судостроению «со стороны США и Евросоюза» отмечается, что существует опасность «срыва поставок закупаемых материалов и судового комплектующего оборудования (СКО)». Предложения по предотвращению возможного ущерба перечислены в подготовленной справке.

По данным исследования, до 2020 года судостроению понадобится локализация производства 14 типов судовых комплектующих. В справке перечислены отечественные предприятия, производящие аналоги, «соответствующие техническим параметрам продукции», закупаемой за рубежом для нужд военного и гражданского флота.

Как рассказал «Известиям» представитель Крыловского центра Александр Чемоданов, отмеченные в исследовании предприятия готовы наладить выпуск собственных компонентов, если будут уверены в будущих заказах.

— Значительная часть оборудования, поставляемого по импорту, может быть освоена российскими предприятиями. Они подтвердили свою принципиальную заинтересованность, но желают гарантированного заказа, — сообщил Чемоданов.

По словам эксперта, самая проблемная в плане импортозамещения часть отрасли — это машиностроение, в частности, производство силовых установок. Судовые дизельные двигатели (мощностью до 21 тыс. кВт), которые могут составлять до 40% стоимости корабля, планируется изготавливать на предприятиях ОАО «Пензадизельмаш», ОАО «РУМО», ОАО «Коломенский завод», ЗАО «УК «Брянский машиностроительный завод», ОАО «Завод «Звезда», ОАО «Волжский дизель имени Маминых», ООО «Уральский дизель-моторный завод», ОАО «Барнаултрансмаш», ОАО «Завод «Дагдизель», ЗАО «ПФК «Тверьдизельагрегат». Отечественные силовые установки должны заменить продукцию европейских фирм — Anglo Belgian Corp., Man Diesel & Turbo, Wartsila.

На прошлой неделе инвестиции в двигателестроение обсуждали на Петербургском международном экономическом форуме. Там было подписано соглашение между губернатором Санкт-Петербурга Георгием Полтавченко, председателем совета директоров завода «Звезда» Павлом Плавником и председателем Внешэкономбанка Владимиром Дмитриевым. В развитие производства судовых двигателей на «Звезде» вложат 7,8 млрд рублей.

Ранее завод «Звезда» публиковал сведения об использовании не собственных, а импортных дизельных двигателей в заказах Минобороны, ФСБ и МЧС. Было отмечено, что причиной стали «более современные ТТХ» зарубежных установок, «агрессивная политика продаж для вхождения на рынок, льготные условия импорта (нулевая ставка таможенных пошлин и НДС)».

Об аналогичных преимуществах зарубежных производителей говорит и Александр Чемоданов. Но, по его словам, главная проблема — в небольшом количестве заказов, размещаемых на отечественных предприятиях, что не позволяет наладить полномасштабное серийное производство. Заводы не рискуют вкладываться в развитие.

— В производстве многих образцов СКО существуют явные мировые лидеры, которые при серийном выпуске обеспечивают высокую конкурентоспособность по качеству, цене, сервисному обслуживанию при необходимой рентабельности производства. Общая проблема отечественного судостроения — мелкосерийность. Предприятия, которые готовы вложиться в это производство, должны быть уверены, что их продукция будет востребована. В России при наличии достаточно большого потенциального портфеля заказов достоверность перспективных заказов невелика, — сказал Александр Чемоданов.

В исследовании отмечается критическая зависимость российского ВМФ от импорта компрессоров для пуска дизельных двигателей. В России их производит всего одно предприятие — ОАО «Компрессор». По мнению авторов справки, завод способен заменить иностранных производителей. Но сегодня немецкая продукция обеспечивает порядка 80% потребностей ВМФ и 40% — гражданского флота.

В исследовании Крыловского центра также приводятся предложения по снятию зависимости от зарубежных насосов судовых систем, опреснительных установок, рулевых машин, палубного и камбузного оборудования, подъемных кранов, оборудования для плавучих буровых установок, средств радиационного и химического контроля, сигнализаций, радиосвязи, компасов и навигационных систем.

Зампредседателя комитета Госдумы по промышленности Владимир Гутенев полагает, что для эффективного импортозамещения требуется изменить распределение прибыли в отрасли.

— И для судостроения, и для ОПК важно изменить принцип ценообразования. Сейчас действует система «20+1»: 20% — максимально возможная наценка на то, что предприятие производит своими силами, и 1% — за то, что произведено по кооперации. Это не дает развиваться кооперации. Все стремятся к полному циклу производства, потому что 1% не покроет издержек. Необходимо срочно менять нынешнюю систему на «15+6». Текущая рентабельность предприятий не позволяет провести перевооружение даже при софинансировании государством закупок нового оборудования. Также требуются корректировки в госпрограмму судостроения — ее очень серьезно критиковали в комитете Госдумы по промышленности, — подчеркнул Гутенев.

В Крыловском центре отметили, что другой эффективной мерой могут стать льготные кредиты для отрасли.

Владимир Гутенев подчеркнул роль Объединенной судостроительной корпорации для программы импортозамещения, отметив, что за этой структурой будет вестись усиленный контроль.

— Новому президенту Алексею Рахманову придется очень активно работать, у него нет права на ошибку. Не замечать неэффективность сейчас уже нельзя, Россия фактически находится во вражеском кольце, — сказал Владимир Гутенев. — Требуется безусловное исполнение плановых показателей.

Первый вице-президент общероссийской общественной организации «Российский союз инженеров» Иван Андриевский полагает, что на первоначальном этапе государство могло бы освоить совместные производства с иностранными компаниями. При этом, по мнению эксперта, неизбежно сотрудничество с Китаем.

— В такой ситуации государству остается только инвестировать в совместные проекты с зарубежными производителями. Это не будет

импортозамещением в чистом виде. Если мы откажемся от европейских и американских разработок, то в переходный период — от 5 до 10 лет — нам придется использовать оборудование, совместимое с китайскими комплектующими. И, соответственно, создавать свои изделия по китайскому образцу, как сейчас делаем по западному, — сказал Андриевский.

В отделе гособоронзаказа и военно-технического сотрудничества Минпромторга «Известиям» подтвердили актуальность импортозамещения, но не смогли сообщить, как именно будут использованы подготовленные предложения.

— Сейчас импортозамещение интересует всех, тема острая. В течение года это, конечно, будет один из главных вопросов, — отметил представитель ведомства.

Липецкий авиацентр получил истребители Су-35С

Самолеты совершили перелет длиной девять тысяч километров с завода-изготовителя в Комсомольске-на-Амуре в Липецк с посадками для дозаправки в Иркутске и Челябинске. Полет прошел без происшествий, пилотировали самолеты полковник Василий Якимович, подполковник Алексей Ямакиди, майоры Алексей Куракин и Михаил Шило.

— В Липецке истребители пройдут цикл войсковых испытаний, в ходе которых будут выработаны методические рекомендации по применению их в ВВС, организации подготовки летного и технического состава, — сообщили в министерстве обороны РФ.

Су-35С — одноместный сверхманевренный истребитель поколения 4++. За исключением малозаметности, он отвечает требованиям, предъявляемым к боевым самолетам пятого поколения. Су-35С оснащен двумя двигателями с управляемым вектором тяги, радаром с фазированной антенной решеткой и предназначен для уничтожения целей на земле и в воздухе широкой номенклатурой оружейных систем — в первую очередь высокоточных.

Су-35 придет на смену истребителям Су-27 — в том числе в пилотажной группе «Русские витязи». К 2015 году ВВС должны получить 48 новых самолетов.

Андерссон готовится к худшему

Руководство ОАО «АвтоВАЗ» прогнозирует дальнейшее падение продаж своих автомобилей. Как заявил журналистам президент АвтоВАЗа Бу Андерссон, «сейчас наши продажи упали на 10% по сравнению с прошлым годом. Могу предположить, что в конце года они могут упасть и на 10, и на 20%. Мы сокращаем производство, оптимизируем работу складов. И сейчас АвтоВАЗ ждет худшего и надеется на лучшее». Тольяттинский автозавод наме-рен активизировать продвижение своей продукции на рынках столичных городов. По словам Андерссона, в России есть около 15 самых крупных городов, которые имеют для АвтоВАЗа стратегическое значение. «Но сегодня мы хотим сделать упор на Москву и Санкт-Петербург, потому что здесь мы потеряли почти весь объем рынка», — говорит глава ВАЗа. В руководстве автогиганта также заявляют, что если запуск Lada Vesta окажется успешным, то вскоре после этого будет запущен новый С-класс.

В госреестр военных технологий включат разработки частных компаний. Владельцы небольших фирм опасаются утечек ноу-хау

Научно-технические разработки частных компаний для военных и специальных целей, а также двойного назначения будут включены в специальный реестр. Положение о таком списке правительство России утвердило постановлением. Сейчас подобный реестр существует лишь для разработок, принадлежащих государству. Новация должна помочь госведомствам сэкономить средства на оборонзаказе. Однако представители частных компаний опасаются утечек ноу-хау.

Согласно новому постановлению правительства, в России появится единый реестр результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения. В него будут включены разработки, выполненные по госзаказу или по заказу Фонда перспективных исследований (ФПИ), независимо от того, кому принадлежат права на их результаты. Заполнять новую базу данных будут госзаказчики и ФПИ, порядок ее ведения определит Федеральная служба по интеллектуальной собственности. Ранее учету подлежали только результаты работ, права на которые по контракту закреплены за государством.

Согласно справке к документу, новый порядок учета облегчит использование результатов исследований «для разработки и производства современных образцов вооружения», «а отдельных результатов — в гражданском секторе экономики, в том числе при создании инновационной продукции».

В собственности у российских компаний немало технических разработок.

— За последние три года организациями холдинга «Росэлектроника» было получено 535 патентов на изобретения. Я считаю, что этому вопросу стоит уделять больше внимания, — заявил «Известиям» генеральный директор холдинга (входит в госкорпорацию «Ростех») Андрей Зверев.

По мнению адвоката московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Владимира Китсинга, новое положение даст корпорациям больше возможностей закрепить за собой права на собственные разработки.

Вице-президент ЗАО «Объединенные консультанты «ФДП» Михаил Кириллов-Угрюмов отметил, что поправки вводят новые правила, допускающие совместное использование исследований государством и исполнителями госзаказов.

Однако детальное документирование результатов разработок нравится не всем в отрасли. Источник «Известий», близкий к руководству концерна «Радиоэлектронные технологии», пояснил, что сегодня основные драйверы технологического роста — небольшие компании, отделившиеся от крупных корпораций, — боятся патентовать свои изобретения.

— Руководители маленьких компаний боятся патентовать, потому что, раскрывая ноу-хау, даешь пищу для конкурентов — при патентовании раскрывается модель и суть изобретения. Они не раскрывают свои продукты даже на выставках. За рубежом так поступают и многие крупные корпорации. Apple и Samsung, например, раскрывают свои разработки, только когда начинаются продажи. И наши компании также боятся утечки.

В Федеральной службе по интеллектуальной собственности и Фонде перспективных исследований не смогли оперативно ответить на вопросы «Известий».

Официальный сайт регионального отделения